Джиу-джитсу как надежный способ выжить в экстремальной ситуации

В ходе эволюции дзю-дзюцу возникли дзюдо и айкидо. Его называют самым мощным искусством схватки в мире. Однако занимающихся этим боевым искусством немного даже в Японии, где, по официальным данным, полтора миллиона только черных поясов по дзюдо, два миллиона занимающихся кэндо, около 600 тысяч айкидоков и... всего 10-20 тысяч приверженцев дзю-дзюцу. Не так-то просто воспитать универсального бойца, одинаково хорошо владеющего как ударной, так и бросковой техникой и умеющего бороться в партере. А главное, немногие хотят тренироваться по столь жестким правилам.
Наиболее сложные приемы сенсей нередко
демонстрирует на собственном сыне.
В Воронеже дзю-дзюцу занимается не более 70 детей и сотня взрослых. А профессионально преподают этот (и только этот) стиль всего трое тренеров - во Дворце им.Карла Маркса, в Отрожке и в районе "ВАИ": Виктор Водяных и его ученики Сергей Манаенков и Грант Овсеньян. В России привычнее название "джиу-джитсу", но дело тут лишь в транскрипции: читай с английского - получится более "твердый" вариант, с японского - мягкое звучание.
По большому счету, дзю-дзюцу ничем не отличается от реальной драки. Но в первое же занятие, продемонстрировав арсенал и рассказав про особенности стиля, наставник объясняет ученикам, что традиционная система дзю-дзюцу - не бой, а прекращение боя. В словах "поддаться, чтобы победить" - суть этого боевого искусства. Самые знаменитые из существовавших школ исповедовали идеал, выраженный во фразе: "Слабый может одолеть сильного".
Однажды известный в мире восточных единоборств обладатель восьмого дана швед Ян Эрик Карлсон на своем семинаре проникновенно сказал воронежскому тренеру: "Виктор, ты - "стронг", сильный боец. Но не следует проявлять свою силу. Расслабься, пропусти силу мимо - как бы силен ты не был, противник может оказаться сильнее". В дзю-дзюцу сила со временем переходит в гибкость и мягкость, рационализм ведет к короткой технике. А она, как известно, самая надежная.
Если некогда боевые стили - самбо и дзюдо - со временем превратились в спорт, то дзю-дзюцу, созданное для самообороны, так и осталось не соперничеством мастерства, характера и силы, а способом выжить в экстремальной ситуации. Но спортивные состязания по дзю-дзюцу все-таки существуют, и это - дань реалиям сегодняшнего дня. Ничего зрелищного в поединках бойцов нет: они красивы ровно настолько, насколько "красива" обычная уличная драка, а победу может принести только нечто неоспоримое - болевой или удушающий прием или же нокаут. Да и то в случае последнего рефери отсчитывает не десять, как в боксе, а три секунды, опять же исходя из реалий уличной драки: если, пропустив удар и разорвав дистанцию, не восстановишься на "раз-два-три", там тебя просто затопчут.
Но люди из разных клубов, школ, городов и стран хотят общаться, выяснять, чья система эффективнее, чья школа сильнее, потому и соревнуются - по правилам "иригуми-го", наиболее жестким среди полноконтактных поединков. Как правило, тренеры не настаивают на участии в турнирах, каждый - ребенок или взрослый - решает за себя сам. Слишком уж состязания смахивают на реальную и безжалостную уличную драку.
По той же причине соревнования по дзю-дзюцу никогда не отличались представительностью. Даже чемпионат Европы собирает всего пять-шесть стран, да и то больше половины, к тому же самых сильных, бойцов приезжают из постсоветского пространства: драка в России, как и у многих наших бывших соотечественников, - что-то вроде национальной забавы, без которой не обходятся ни свадьба, ни похороны, ни танцы.
Воронежским бойцам дзю-дзюцу в определенном смысле не повезло: этого спортивного направления нет во всероссийском классификаторе, а потому возникает масса проблем с присвоением спортивных разрядов и званий. Впрочем, даже звание мастера спорта имеет значение только в России. Уровень российского бойца определяется так же, как и во всем мире: у настоящих мастеров всегда есть сертификат и будо-паспорт (по-нашему - классификационная книжка), мастерство перенимается у лучших представителей стиля, они же после обучения на семинарах принимают экзамены и присуждают даны - степени обладателей черных поясов.
Президент Воронежской федерации дзю-дзюцу и кобудо, руководитель школы восточных единоборств "Кэмпо: Айки-Дзюцу" Виктор Водяных - обладатель третьего дана, но он начинал не с нуля. Перворазрядник по классической борьбе, кандидат в мастера спорта СССР по дзюдо. Не устает повторять, что многому обязан своему первому тренеру по греко-римской (тогда еще классической) борьбе Виктору Федоровичу Ловцову. По поводу присвоения поясов у Водяных вполне определенное мнение. Достоин, по мнению руководителей школы, ребенок или взрослый очередного пояса? Пусть он его получит. Но черный пояс - это святое. Первый дан, применительно к российской классификации, примерно соответствует уровню мастера спорта. А это звание, которого достойны единицы: не только сильные и выносливые, но и умные, анализирующие люди.
Самому ему черный пояс по дзю-дзюцу (кроме того, он имеет второй дан по одному из видов контактного каратэ) присвоили англичане, представители известного клуба "Кобра". Второй дан - японцы. Третий - Ян Эрик Карслон. Подтверждение техники записал в будо-паспорт после своего семинара японец Ясумото, обладатель 9-го дана по одному из старейших направлений дзю-дзюцу.
Несмотря на вполне "мирное" название, семинар - это тяжелая работа.
- Ни один из моих данов не дался мне легко, - рассказывал Виктор Водяных. - Первый я получал в 1990 году от дан-комиссии из девяти английских мастеров. Сдача продолжалась десять дней, на базе олимпийского резерва в местечке Конче-Заспа под Киевом. Сначала демонстрировалась ударная и бросковая техника и техника болевых приемов в форме парных ката. После этого - девять боев по различным правилам. Затем - демонстрация в техники защиты в нестандартных ситуациях. Каждая сдача на очередной дан в дзю-дзюцу сопровождается довольно суровыми требованиями по физподготовке. Есть, например, такой комплекс: 10-километровый кросс, 5-минутная передышка, толчок пары гирь по 24кг с груди определенное количество раз, тамисивари - разбивание доски -и только потом демонстрация искусства ведения боя.
Один из моих ведущих учеников, обладатель первого дана, подтягивается тридцать, а отжимается на скорость, за минуту, сто раз. Я знаю в Воронеже не много людей, которые так же, потом и кровью, зарабатывали черные пояса. Среди них мой одногруппник по институту физкультуры Юрий Беляев, который сейчас развивает кекушин-каратэ в Нововоронеже, и Константин Промысловский, культивирующий стиль дайдо-дзюку. С уважением отношусь к представителям любых стилей и версий, но ведь у всех разные задачи. Где-то на черный пояс достаточно выполнить 17 одиночных ката, в которых ценится резкость, четкость, концентрация, но это своего рода танец, бои там обусловлены.
Деревянный меч бокен не является холодным оружием. Но в руках профессионала - эффективное средство защиты.
Для россиян, которые издревле стремятся быть сильнее везде, как на соревновательном татами, так и в уличной драке, дзю-дзюцу - то, что надо. А вот его спортивный вариант актуален скорее у детей: им присуще стремление почувствовать себя первыми, получить медаль, занять место на пьедестале. Да и удары взрослым не чета - в детской драке нокаутов почти не бывает. К тому же потомственный физкультурник (мать 30 лет отработала школьным учителем физкультуры, отец тренировал гимнасток в знаменитой школе Штукмана, был первым тренером Елены Давыдовой и Веры Колесниковой) и обладатель красного диплома института физкультуры Виктор Водяных знает, что лучший способ подготовить спортсмена - воспитать пацана с детского возраста. У него не так уж мало учеников, которые дошли до черных поясов.
Но выбрали спорт единицы. В их числе Сергей Манаенков, который пришел в дзю-дзюцу 13-летним, добился права носить черный пояс, закончил институт физкультуры. Победитель открытых чемпионатов Белоруссии, призер Кубка и чемпионата Европы, призер открытого чемпионата Москвы - не так много титулов, но и не мало для тех, кто имеет представление об этом стиле.
Сам Виктор Николаевич, конечно, не мог и предположить, что станет человеком, с которым в Воронеж придет дзю-дзюцу. В классической борьбе дошел только до первого разряда: закончил школу и уехал в Черниговское летное училище. Четыре с половиной года отдал ВВС, перевелся на 4-й курс московского института инженеров гражданской авиации. Выступал за сборную института по дзюдо. Познакомился с каратэ, которое вел при институте представитель созданной Тадеушем Касьяновым школы "СЭНЭ" Джангир Шахмурадов. Распределившись в Томск, работал в Аэрофлоте и продолжал тренировки. А вскоре стал тренировать сам: однажды вызвали в партком и дали поручение организовать комсомольский оперативный отряд. Интуитивно связал ударную технику, которую почерпнул в каратэ, бросковую и "болячки" из дзюдо.
За год оперотряд ликвидировал драки в рабочем общежитии. После чего Виктора познакомили с сенсеем - Николаем Васильевым. Сенсей был русским, тренировал сотрудников силовых структур, технику дзю-дзюцу получил непосредственно от японцев, живущих в японских общинах на Сахалине. А учил не только искусству боя. Однажды, заметив, как подопечный прихлопнул пролетавшего комара, спросил: "Зачем ты это сделал?" "Но это же кровосос!" - удивился ученик. "Каждое живое имеет право на жизнь", - заметил Васильев. - Вот если укусит - другое дело, агрессия наказуема".
Вернувшись в Воронеж, Водяных нашел единомышленников и начал тренироваться - на проспекте Труда, в маленьком зальчике с четырьмя матами, принадлежащем институту комбикормовой промышленности, куда его занесло, когда расстался с самолетами. Возвращение домой почти совпало с отменой 6-летнего запрета на каратэ. Искусственно пустовавшая ниша стала стремительно заполняться, а благодаря китайским фильмам все с удивлением увидели, что помимо каратэ, есть еще боевая гимнастика ушу. Тогда он и явился в горспорткомитет с идеей предложить воронежцам оздоровительно-прикладную китайскую гимнастику тайцзи-цюань (базовая техника дзю-дзюцу уходила корнями в Китай, в "Цин-на" - школу освобождений от захватов).
В спорткомитете познакомился с Юрием Беловым, который, в свою очередь, "принес" внешние стили ушу. К ним прислушались, организовали курсы на базе пединститута. Какое-то время Водяных возглавлял еще не оформившуюся де-юре воронежскую федерацию ушу. Стал чемпионом Центра России по ушу в программе тайцзи-цюань, занял шестое место на чемпионате России, а на первом открытом чемпионате СССР в Алма-Ате попал в десятку.
Но первое впечатление от экзотики проходило. Сильные и здоровые воронежские парни, узнав, что прежде чем применить технику тайцзи-туйшоу в реальном бою, надо лет восемь в поте лица отпахать в спортзале, мгновенно теряли к ней интерес. Время пришло: гимнастику вновь сменил боевой стиль - дзю-дзюцу. А в начале 90-х в трудовой книжке Водяных появилась запись "Руководитель кружка восточных единоборств" - он начал заниматься в "Карлуше" с детьми.
- Тогда у нас не было мягкого покрытия, только голый пол, но, тем не менее, я учил детей падать, бросать, работать в ударной технике. Это был уже не только заработок: у самого подрастали двое, и жизнь подсказывала, что навыки самозащиты им не помешают. Потому и собрал группу сверстников, которым надо было развиваться физически и учиться себя защищать. Дочь прошла у меня курс самозащиты для женщин и по общим требованиям сдала зачет. Сын учится в институте физкультуры, на кафедре единоборств, победитель первенства города и области по рукопашному бою по версии правоохранительных органов.
Кстати, немногие из мальчишек, занимающихся в детских группах Виктора Водяных знают, что через их зал прошли десятки взрослых, работающих в частных охранных структурах. Водяных и сейчас тренирует людей из охранных фирм. Дважды к нему приводили телохранителей: своя специфика, где нужны не приемы тхэквондо, каратэ или бокса, а скорее подойдет боевое самбо или дзю-дзюцу - то, что поможет погасить агрессию, защитить VIP-лицо, тихо и незаметно уладить инцидент.
Есть среди занимающихся дзю-дзюцу и женщины. Для них предусмотрен трехмесячный курс самозащиты, потом они сдают зачет. Всему за этот срок, конечно, не научишься, но умение дать отпор в наиболее распространенных ситуациях гарантируется. Возраст роли не играет: обращаются и мамы с юными дочерьми, и дамы бальзаковского возраста. Ну, а если, сдав зачет, представительницы слабого пола изъявляют желание продолжать тренировки, их переводят в группу к мужчинам. Некоторые, кстати, делают успехи и даже сдают на пояса. Из их числа и Маргарита Гречкина, которая аттестовалась на зеленый пояс и сейчас работает инструктором, помогая проведению курсов самозащиты и детских тренировок.
Словом, кого-то дзю-дзюцу интересует с прикладной точки зрения. Кто-то при этом мечтает добиться спортивных побед. Сам Виктор Водяных считает, что не менее важно стремиться к совершенству, предела которому, как известно, нет. В большинстве названий восточных боевых искусств присутствует иероглиф "до", что значит "путь". А настоящий путь не приводит в тупик...