Яхт верфь ferretti mzyachts.ru.
Ушу: в поисках истинной традиции. Часть 2

Как целостная система, шаолиньское боевое ушу оформляется в XIV веке. До сих пор многое из ушу хранится монахами в секрете. Секретом является не техника, а методы, с помощью которых монахи достигают своего мастерства. Тайной, например, остается, как повешенный человек может несколько часов провисеть в петле и не задохнуться. Или как человек достаточно слабыми руками может перетирать камень в порошок. А это умеет практически каждый монах. Эти способности достигаются особыми методами внутреннего искусства. Монах может даже не знать, как наносится удар, может даже не знать, как защищаться от удара. Его искусство - в обретении высокой внутренней энергетики, благодаря которой он становится мастером боевых искусств. Это не показное, а абсолютно внутреннее искусство. Поэтому в Шаолиньском монастыре нет соревнований. Соревноваться в таких вещах бессмысленно. На практике это должно было бы закончиться смертью одного из противников.
Некоторые методы воспитания, которые раньше были тайными, стали постепенно обнародоваться. Но далеко не все. Монахи дают клятву, что передадут знание только посвященному монаху. И если монах откроет школу в миру, то будет обучать только каким-то комплексам упражнений, приемам релаксации, массажу, иглоукалыванию. Получить же методы достижения мастерства можно, только пройдя посвящение.
Монастырь по утрам открыт для посещения туристов. Любой может купить билет и пройти внутрь, посмотреть скульптурные изображения. Монахи в это время находятся в заднем крыле монастыря, туристам туда входить запрещено. Они никогда не тренируются на глазах у посетителей и никогда не показывают им приемы. В три часа монастырь закрывают, монахи прибирают двор, заново его освящают и тогда уже занимаются самой практикой.
После того, как Шаолинь стал на Западе легендой (благодаря фильмам с Брюсом Ли), сюда устремилась масса иностранцев. А поскольку никого постороннего монахи обучать не хотят, для туристов вокруг монастыря понастроили массу школ, не имеющих никакого отношения к самому монастырю. Единственное учебное заведение, в котором преподается то же самое, что изучают монахи, это Международная академия шаолиньского ушу.
Не нужно обольщаться: я уже говорил, что никто и никогда всех секретов мирянину не раскроет. Но будут учить тому же, чему первые год-два учат монахов. Изучаются правила шаолиньского поведения, вернее, его основы - целиком их можно постичь только за много лет. В первую очередь учат общению с самим собой. Это необходимо, поскольку человек приобщается к сложным и в достаточной мере опасным техникам, причем опасным в первую очередь по отношению к себе. Если ими неправильно пользоваться, можно сильно нарушить психику. Все это входит в теоретическую часть обучения.
Практика на первом этапе сводится к изучению нескольких базовых комплексов, методов разминки, подготовки тела, тренировки, дыхательных и медитативных методов. Когда ученик достиг некоторого уровня, его начинают обучать работе с оружием. С традиционным (мечи, алебарды, ножи) и так называемым тайным оружием. Таким оружием может стать практически любой предмет, например, палочки для еды или монашеские тапочки, мокрая тряпка, мухобойка.
Все светское обучение шаолиньскому ушу разделено на десять этапов. Первый - самый простой, десятый - самый сложный. Людей, обладающих десятой степенью, крайне мало. Третьей степени может достичь человек со вполне средними способностями.
Уровень подготовки у того, кто никогда не занимался ушу, и того, кто много лет занимался им в России, практически одинаковый. Поэтому и ребенка, и старушку в Шаолине будут обучать одному и тому же и с одного и того же уровня. Но человек, приехавший в монастырь во второй или третий раз, будет заниматься уже совсем в другой группе. В Академии всегда фиксируется пройденная вами программа. И когда вы приезжаете в следующий раз, ваше обучение начинается со следующей ступени. Повторы или перескоки исключены.
Мы всегда склонны к самообману. Хочется думать: поучился две недели и уже познал ушу. За этот срок даже основами овладеть нельзя. Хотя вы узнаете, может быть, в десять раз больше, чем человек, прозанимавшийся десять лет в России. Вы уедете из Шаолиня с запасом базовых знаний. Всякий кусочек шаолиньской ситемы логически завершен. И на комплексе, освоенном в течение шести дней, человек может прожить всю оставшуюся жизнь. Другое дело, что прогресс его будет гораздо менее значительным, чем прогресс того, кто занимался год.
Из десяти дней, проведенных в горах, шесть приходятся на очень интенсивное обучение. Остальные - экскурсионная программа.
Горы Суньшань не ограничены Шаолиньским монастырем. В семидесяти километрах от монастыря находится знаменитый город Лоян. Это первая и самая знаменитая столица буддизма в Китае. Сюда во втором веке нашей эры привезли первые сутры монахи из Индии. И основали первую в Китае ступу, названную ступой Белой Лошади. Лоян - не только место поклонения буддистов, но и один из самых красивых городов Дальнего Востока.
Другая жемчужина Суньшаня - знаменитый даосский храм Чжунюэ Мяо (Храм Серединного Пика). Это самый большой даосский храм. Естественно, действующий - в Китае не бывает недействующих. Он построен на том месте, где духи чаще всего являются людям. Здесь проводятся ритуалы очищения от злых духов. Очищаемый обходит вокруг курильницы (где, кстати, и выплавлялись пилюли бессмертия) под шум петард, в грохоте и в дыму. Китайцы, и не только даосы, до сих пор приезжают сюда очищаться.
Третье из наиболее знаменитых мест - это маленький комплекс горных храмов, даже не храмов, а алтарей, где в древности великие даосы и великие воины получали посвящение. Каждый алтарь посвящен одному из духов местности. Сюда же приезжали и беременные женщины, просившие духов о том, чтобы сын родился воином, что считалось очень почетным.
Возникает резонный вопрос: если Шаолиньский монастырь не впускает посторонних, зачем монахам нужны какие-то ученики? Главная причина - это их желание сообщить о себе правду. Во-первых, опровергнуть бытующее в Европе мнение о том, что шаолиньские монахи никаким ушу сейчас не занимаются. Во-вторых, показать, что ушу - это не то, что показывают в фильмах, не то, чему учат в многочисленных западных школах. Что это духовное искусство, которому нужно обучаться как любой духовной практике.
Был такой случай. Один из самых известных шаолиньских монахов приехал в США с лекциями и с показами. Американцы его внимательно выслушали, а потом сказали: "Вы знаете, нам это не очень-то нужно. У нас уже лет тридцать в каждом квартале есть своя школа шаолиньского ушу". Понятно, что никакого отношения к Шаолиню это не имеет. Для монахов такая профанация - трагедия.