Взгляд на Шаолинь извне Часть 2

Становление монаха-бойца. В Шаолиньсы сложился удивительный психологический климат, во многом обусловленный чаньской направленностью монастыря. Здесь следует подчеркнуть, что Шаолиньсы прежде всего был именно чань-буддийским монастырем и лишь затем - центром боевых искусств. Следовательно, изучению буддизма и молитвам как в древности, так и сегодня уделяется значительно больше времени. Взаимоотношения учителей и молодых послушников воспроизводили семейные связи: мастера, как отцы, «порождали» своих учеников. Знаменитый шаолиньский патриарх Чжэньцзюнь (1865-1935), не только прославившийся великолепным мастерством в ушу, но и воспитавший немало монахов, так описывал характер взаимоотношений в монашеской среде: «Самого неприметного старца в Поднебесной назову моим родителем, равный по возрасту станет мне братом, младших же буду считать своими детьми. Откуда же тогда взяться насилию?» Возраст монахов никогда не ограничивался, часто в послушники шли те, чьи семьи были разорены или погибли в результате набегов, пожаров, разливов рек. Не удивительно, что именно те, кто попадал в монастырь еще детьми, достигали наибольших успехов. Приведем несколько примеров прославившихся. В XV в. 16-летний юноша принял постриг и взял монашеское имя Чжиинь. С того времени он начал изучать шаолиньский цигун, методы владения прямым мечом и даже хитроумное искусство боя в положении лежа (дитан гунфу). Чжиинь обрел такое мастерство, что без труда катал по земле ногой тяжелый камень, будто это был тряпичный мячик, ломал ударом ноги толстые деревья, вбивал ногой в землю столбы, а от его подсечки валилось на землю сразу несколько человек. Одно время Чжиинь был даже старшим наставником Шаолиньсы по ушу. Другой не менее знаменитый боец того времени, Цзыань, пришел в Шаолинь, когда ему было лишь восемь лет. Его ученик Цзюэсюнь одел рясу в 13 лет и вскоре стал лучшим бойцом с мечом-дао, знатоком воздействия на болевые точки и системы болевых захватов. При этом Цзюэсюнь считал, что монах вначале должен изучать «гражданские» (вэнь) дисциплины и лишь затем приступать к боевому искусству. Он так наставлял учеников: «Тому, кто изучал гражданские дисциплины, легко понять смысл сутр и таким образом стать умудренным в писаниях. Сохраняющий сутры и изучающий буддизм должен также укреплять свое тело и более всего уделять внимание боевым искусствам. Боевые искусства позволяют защитить себя, отстоять монастырь, оберечь буддийскую Дхарму, отстоять добродетель и защитить государство». Именно в таком порядке - сначала буддийское учение, а затем ушу как способ очищения сознания и укрепления тела - и шло обучение в Шаолиньсы. Традиция воспитания детей-монахов и создания специальных детских групп окончательно сформировалась к XVII в. Из таких групп вышли многие шаолиньские знаменитости. Например, монах Шужань пришел в монастырь семи лет от роду, покинув разорившуюся семью. Он тренировался по ночам, потому что дни были заняты изучением канонов, и вскоре стал лучшим знатоком 18 видов оружия в монастыре. Шужань весь год ходил с утяжелителями на ногах, овладевая искусством облегчения веса тела, прыгал из ямы в яму, запрыгивал на высокие столбы. Через двадцать лет его называли «истинно овладевшим гунфу». Другой знаменитый мастер, Шуцин, попал в монастырь в шесть лет и считался лучшим знатоком более чем 90 комплексов с оружием, непревзойденным в истории Шаолиня бойцом с серпами и мастером воздействия на болевые точки. Про него рассказывали, что Шуцин «обладал абсолютной техникой удара пальцем, его тычок пальцами проделывал отверстие», а ударами «железных» локтей этот монах крошил в песок камни. Для детей-послушников была создана специальная программа обучения, которая активно практикуется до сих пор. Так родилось «Искусство ребенка» (тунцзя гун) - необычайно сложный и полезный комплекс, состоящий из 16 основных упражнений. Он вобрал в себя немало позиций из древних «18 рук архатов», развивал гибкость, равновесие, приучал к контролю дыхания, устойчивости стоек и быстроте передвижений. Этим комплексом можно овладеть, лишь начав изучать его в детстве, ибо в зрелом возрасте многие упражнения, в частности, развивающие гибкость и равновесие, уже не доступны. Первые позиции - сидя и стоя со сложенными перед грудью руками предназначаются для медитации, концентрации внимания и регулирования дыхания перед более сложными упражнениями. Упражнение «ударить ногой в Небо» предусматривает стойку на одной ноге, другую ногу следует подтянуть к голове и полностью выпрямить, так чтобы стопа была обращена вверх. Другое упражнение, «чаньское искусство двух пальцев», заключается в стойке на одной руке на двух пальцах. Существовало еще более сложное упражнение - стойка на голове с ладонями, прижатыми к бедрам. Это требует не только великолепного чувства равновесия, но и владения навыками нэйгун, потому что посредством исключительно физической силы такую позицию принять невозможно, особенно в детском возрасте. Занимаясь «Искусством ребенка», юные монахи учатся раскалывать камни ударом, сидеть на шпагате, удерживать равновесие в сложных позициях на одной ноге и многому другому. Все это удивительное умение, однако, еще не считается собственно шаолиньцюань, но служит лишь подготовительной стадией к нему. История Шаолиньского монастыря знает и нескольких женщин-монахинь (нигу), которые также считались бойцами. Причем первый такой случай - монахиня Шаолиньсы - зафиксирован в летописях буквально через пару десятков лет после создания монастыря. Уже с эпохи Тан появление женщин-монахинь в монастыре стало превращаться в традицию. К X-XII в. здесь жила уже целая группа женщин. Судя по описаниям, монахини селились в дальней части монастыря, отделенной от остальных помещений небольшой стеной. Упоминания о женском послушания в Шаолиньсы хотя и многочисленны, но крайне поверхностны. До конца, например, не ясно, участвовали ли они в совместных с мужчинами ритуалах, тренировках, молитвах. Тем не менее о некоторых монахинях известно, что они были прекрасными мастерами «внутреннего искусства» и ушу. Считается, что первой настоящей монахиней-бойцом стала в конце эпохи Сун, т.е. в XIII в. некая Чжи, прозванная Шаолиньской Феей. За все последующие столетия здесь были воспитаны несколько десятков послушниц-бойцов. Традиции женщин-бойцов в монастырской среде сохранились и по сей день. Сегодня монахини живут не в Шаолиньском монастыре, а в «Обители первого патриарха» (Чуцзу ань), хотя формально считаются шаолиньскими бойцами. Обитель первого патриарха расположена в горах, чуть выше Шаолиньсы, на пути к высокогорной пещере, где Бодхидхарма провел девять лет. По одному из местных преданий, после знаменитого «девятилетнего созерцания стены» он сошел вниз, но поселился не в монастыре, а в небольшом храме, огороженном стеной. С тех пор это место стало называться «Обителью первого патриарха», а сегодня здесь размещается женский монастырь. Он крайне мал по сравнению с грандиозным Шаолиньсы. Там живет около десятка монахинь, некоторые из них весьма неплохо владеют ушу. Даже двор монастыря оборудован всеми необходимыми «боевыми» атрибутами - насыпными мешками для отработки ударов и каменными гантелями.